+7 495 980 0770

Солнце еще высоко

Портал Банки.ru опубликовал обзор, посвященный четырехдневной рабочей неделе, с комментариями Елены Буяновой, директора по стратегическому развитию и учредителя компании Oberon. 

Российские власти активно обсуждают переход на четырехдневную рабочую неделю. С такой инициативой выступил минувшим летом премьер-министр Дмитрий Медведев. Позже он неоднократно повторял эту идею, а также поручил Минтруду представить в правительстве свою позицию. 1 октября Минтруд заявил, что «данный вопрос требует дальнейшего изучения». Готова ли страна воплотить в жизнь мечты премьер-министра? 
Пятый лишний? 

«Я напомню, что Генри Форд сто лет назад решился на сокращение рабочей недели с 48 до 40 часов и получил впечатляющий рост производительности труда», — заявил премьер-министр на 108-й сессии Международной организации труда в Женеве. С одной стороны, Медведев прав, говоря о том, что в мире постепенно сокращается продолжительность рабочей недели. До Генри Форда американские рабочие трудились в среднем по 14 часов в день, так что его инициатива действительно казалась фантастической, однако уже после Второй мировой войны 40-часовая рабочая неделя стала нормой для многих развитых стран. 

Сейчас отдельные страны пошли еще дальше — например, в Нидерландах официальная рабочая неделя длится 38 часов, а во Франции — и вовсе 35. С другой стороны, можем ли мы следовать примеру этих государств и даже опережать их? 

Большинство стран мира, сделавших трудовую неделю меньше 40 часов, все же распределяют это время по-прежнему между пятью рабочими днями, просто сокращая длину каждого из них. 

[…] 

«Сокращение продолжительности рабочей недели противоречит и заявленной цели повышения объема ВВП», — считает профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНХиГС Александр Щербаков. Соглашается с ним и директор по стратегическому развитию и учредитель компании Oberon Елена Буянова: «С учетом текущей геополитической и экономической ситуации важной для нашей страны целью является вхождение в топ-5 крупнейших экономик мира. Посмотрите указ президента от 7 мая 2018 года № 204 о том, что темпы роста экономики страны ежегодно должны составлять около 3%. Для этого необходимы существенное увеличение темпов роста ВВП и производительности труда. По моему мнению, сокращение рабочей недели нам в достижении стратегических целей никак не поможет». 

Не до стресса 

[…] 

Увеличивать производительность труда за счет снижения стресса — это все же привилегия тех стран, где все другие способы нарастить производительность уже использовали. Взять того же Генри Форда. Из фразы Медведева следует, что производительность на его заводах повысилась после того, как была сокращена рабочая неделя. А на самом деле все было наоборот. Генри Форд смог революционно снизить рабочее время, потому что перед этим так же революционно поднял производительность труда, используя два инструмента. Во-первых, он первым в автомобильной промышленности стал использовать сборочный конвейер, сократив время сборки автомобиля в шесть и более раз. А во-вторых, он резко повысил заработную плату (а заодно и требования к рабочим), что позволило ему собрать лучшие кадры страны. 

«Все большему числу стран удается сокращать рабочее время граждан без ущерба для национальной экономики лишь за счет традиционно высокой производительности труда, — говорит Елена Буянова. — В нашей стране этот показатель существенно ниже: согласно исследованиям Организации экономического сотрудничества и развития, показатель России составляет 26,5 доллара в час, а европейских лидеров по производительности труда — 99,5 доллара в час у Ирландии, 98,5 доллара в час у Люксембурга (конечно, стоит делать поправку на стоимость национальной валюты)». 

[…]