+7 495 980 0770

Биометрия на раздельном старте

Технологические новации могут привести быструю отдачу, когда они удовлетворяют уже сложившийся спрос или самостоятельно генерируют его в достаточных объемах. В противном случае остается надеяться на эволюционный рост потребительского самосознания.

В последние месяцы уходящего года тема цифровизации отечественной экономики активизировалась с новой силой, в этот раз в центре внимания оказалась технология искусственного интеллекта (ИИ). Тон, как обычно это и бывает, задал президент, в октябре месяце подписавший «Указ о развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации» с приложением соответствующей Национальной стратегии. В этом документе на двадцати трех страницах подробно изложены как основы искусственного интеллекта, так и направления его внедрения во все сферы отечественной экономики с контрольным сроком — 2024 год — и окончательным — 2030 год.

Месяцем позже развитие инициативы подхватил и частный бизнес — Сбербанк, «Яндекс», «Газпром нефть», РФПИ, Mail.ru и МТС объявили о создании альянса в области ИИ. При этом глава Сбербанка Герман Греф, как бы признавая государство «руководящей и направляющей силой» процесса, в качестве куратора бизнес-консорциума дипломатично назвал федеральное Министерство экономического развития.

Минэкономразвития, в свою очередь, достойно приняло и обработало такую подачу, успев за две недели до окончания года осознать влияние и важность технологии на экономическое развитие России. В результате ведомство Максима Орешкина забрало себе всю перспективную проблематику ИИ у прежнего держателя — Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. Более того, Минэкономразвития под новые задачи планирует создание новой структуры — департамента по искусственному интеллекту и инновациям.

Биометрические ворота ИИ

Так что на очередном рубеже десятилетий в России нет недостатка в законо­творческой и организационной деятельности на ниве развития технологии искусственного интеллекта, которая есть все же не самоцель, а эффективное средство содействия росту отечественной экономики. И если вспомнить, что все это осуществляется не только для роста макроэкономических индикаторов, но и пользы ради российских граждан, — то логичным представляется обеспечение доступа этих самых граждан ко всем потребностям и благам искусственно-интеллектуального будущего.

Несмотря на то, что национальная стратегия развития ИИ сегодня только формируется, одна из основных ее технологий уже сегодня реализована на прак­тике. Биометрическая идентификация клиентов кредитных учреждений — проект, запущенный Банком России в середине 2018 года, — дает первое понимание возможностей масштабного подключения пользователей к внешним сервисам. Несмотря на ее неоднозначные текущие результаты, Единая биометрическая система (ЕБС) показывает перспективу не только участия граждан в управлении собственными финансами, но и реализации других потребностей активного социума.

[...]

А директор департамента информационной безопасности компании Oberon Андрей Головин считает, что уже сегодня необходимо акцентировать внимание на том, что со временем помимо банковских сервисов появятся и другие — возможно, возникнет прямая связь между налоговыми и банковскими услугами. «Кроме того, биометрия будет вводиться при покупке авиа- и ж/д билетов и при оплате проезда в метрополитене», — подтверждает топ-менеджер компании — системного интегратора.

Благие намерения

Но если подвести итоги кампании по внедрению биометрической идентификации в банковской сфере, то, по мнению большинства экспертов банковского сектора, налицо несоответствие поставленных целей достигнутым результатам, и, чтобы смягчить ситуацию, стоит считать эти результаты лишь промежуточным этапом.

Полтора года назад Банк России декларировал благородную цель очередной технологической новации — граждане РФ смогут стать клиентами банка, не приходя в него лично, и дистанционно оформить банковские продукты — открыть счет (вклад), получить кредит или выполнить перевод. По замыслу регулятора, это должно было способствовать развитию конкуренции между банками, которые будут понимать, что теперь клиент в состоянии самостоятельно найти на банковском рынке наилучшее предложение. Вторым итогом нововведения должно было стать уравнивание возможностей всех граждан России — жителей как миллионных мегаполисов, так и удаленных деревень — в доступе к финансовым услугам даже при отсутствии вблизи подразделения какого-либо банка.

[...]

Деньги, обращенные в будущее

Цифровые новации — недешевое занятие, и проект биометрической идентификации даже на своем старте давал банкам возможность оценить окупаемость затрат на его внедрение. Комиссионное вознаграждение, экономия на операционных расходах, увеличение процентных доходов, ресурсной и клиентской базы — из этих показателей банки могли комбинировать различные формулы для оценки эффективности вложений в очередной финтех-проект. Возможно, и Банк России предполагал, что понесенные его подопечными заметные затраты заставят коммерческие банки принять все меры для быстрейшей окупаемости технологии биометрической идентификации, в том числе — активно пропагандируя не только сбор биометрии, но и ее использование при продажах продуктов.

Размер затрат, понесенных банками, оценивает Андрей Головин. По его информации, подключение одного офиса к ЕБС обходится банку примерно в 4-5 млн рублей. За каждый последующий придется доплатить 130 тыс. рублей. «Следует учесть работы по подключению, настройке оборудования и аттестации системы ЕБС, а также годовое обслуживание — все это обойдется примерно в 1,5 млн рублей», — добавляет эксперт.

[...]

Время первых

Подавляющее большинство банков заняло выжидательную позицию — они, выполнив требования Банка России о внедрении технологии биометрической идентификации, не спешат выводить на рынок продукты, приобретаемые с использованием новой технологии. Так, по информации банка ВТБ, сервис, который позволит гражданам, прошедшим идентификацию в Единой биометрической системе, получать банковские услуги с использованием биометрии, пока находится в разработке.

[...]

Подробнее в материале