+7 495 980 0770

Мал сектор, да дорог

Несмотря на то, что IT-рынок в нашей стране занимает всего 1% от ВВП, эксперты сходятся во мнении, что его нельзя и даже опасно недооценивать: во многом от его развития зависят конкурентоспособность большинства других отраслей и их цифровая трансформация.

На мировом рынке отечественные разработки пока что также не в числе лидирующих: геополитическая ситуация затрудняет экспорт российских IT-продуктов, в связи с чем компании нередко меняют свою юрисдикцию.

IT-рынок не может жить отдельно от экономики, поэтому его развитие, рост или падение напрямую зависят от ВВП, говорят эксперты. «Слишком много факторов влияет на бизнес: политика, санкции, кризисы, курсы валют, пандемия. В нашей стране IT — это меньше 1% ВВП»,— считает Тимофей Хорошев, партнер практики технологического консалтинга PwC в России.

Можно по-разному подходить к оценке, возражает Георгий Ващенко, начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс». «Например, Тинькофф-банк считает себя IT-гигантом, туда же движется Сбербанк, который даже взял логотип "Сбер", чтобы не подчеркивать финансовый сегмент. Другие игроки, в структуре которых есть финансовый бизнес или информационные технологии, позиционируют себя в IT, например МТС (годовая выручка свыше 500 млрд рублей). "Ростехнологии" (выручка примерно 250 млрд рублей) также относит себя к IT, хотя доля IT-услуг, возможно, далека от 100%. Поэтому оценка, что IT-сектор составляет менее 1% от ВВП, по всей видимости, довольно консервативная, но доля действительно очень низкая»,— рассуждает господин Ващенко.

Если говорить об основных игроках среди софтверных компаний, то Валентин Макаров, президент НП «Руссофт», выделяет среди них 15 крупнейших: «1С», Kaspersky, ABBYY, Acronis, Cognitive Technologies, CBOSS, Center of Financial Technologies, DataArt, EPAM Systems (Россия), GDC Services (ICL-Services), JetBrains, Luxoft Professional, Nexign (Peter-Service), SKB Kontur, Voskhod (НИИ «Восход»). «Некоторых из них позиционируют себя глобальными компаниями, но по критериям "Руссофта" (зарождались в России, основной центр разработки в России, владельцы являются гражданами России хотя бы в прошлом.— BG), они все российские. EPAM и Luxoft включены в данный список только российскими юридическими лицами»,— объясняет господин Макаров. При этом эксперт уточняет, что в 2020 году совокупный оборот российских софтверных компаний увеличился не менее чем на 15% и составил 1,2 трлн рублей, а ВВП сократился до 107 трлн. «Следовательно, доля софтверной отрасли составила 1,1%»,— добавляет он. Вместе с тем, по его мнению, она имеет намного большую значимость для экономики страны, поскольку является мотором цифровой трансформации.

«Все больше компаний хочет использовать современные инструменты коммуникации и сотрудничества, сократить путь до конечного потребителя, оптимизировать и автоматизировать свои процессы»,— замечает Александр Ильин, партнер и руководитель группы технологической интеграции департамента консалтинга Deloitte.

Эксперты подчеркивают, что технологии проникли во все сегменты рынка, и получается, что с точки зрения значимости доля IT-сектора очень высокая. «Я бы даже сказал, что ее опасно недооценивать, поскольку от нее во многом зависят все другие отрасли и их конкурентоспособность»,— указывает Андрей Филатов, генеральный директор SAP CIS.

Так, ранее премьер-министр страны Михаил Мишустин заявлял, что технологический толчок вместе с программой цифровизации позволят к 2024 году довести долю IT в ВВП до 2%. «Со своей стороны государство планирует поддержать тенденцию через частичное уменьшение налоговой нагрузки, стимулирование спроса, поддержку инноваций и перспективных стартапов, развитие кадров и другое»,— отмечает Евгений Яшин, генеральный директор компании Oberon.

Подробнее в материале